В парке или мemento mori

"Трёхлетняя девочка сосредоточенно изучает скамейку. По маленьким ручкам стекает пломбирное удовольствие, но ребёнка это совершенно не тревожит. Что малышке действительно интересно, так это красный муравей, мирно ползущий по деревянной доске. Девочка кладёт щедрый кусок вафельного рожка перед застывшим насекомым. "На!" – коротко предлагает она. В этот момент оборачивается молодая мама и, недовольно смахнув (прямо с муравьем) дочкино угощение, поучительно изрекает: "Не надо так делать, Ксю! Ты испачкаешь платье!" Ксю, выразительно вдохнув, пытается расплакаться в знак протеста, но заметив стайку воробьёв слетевшихся на сладкий пир, заливается смехом. На противоположной скамейке, как возрастная проекция девочки, сидит бабушка. Обе в белых панамах, обе держат в руках мороженое, и обе сосредоточились только на воробьях, словно ничего интереснее вокруг не существует. Бабушка широко улыбается, и по всему видно, что птичий банкет доставляет ей искреннюю отраду. Наверное, "чисто" жизни могут радоваться только дети и старики. Первые – от незнания других радостей, вторые – от знания. Остальные жить привыкли. Как привыкают пить кофе по утрам. Жизни вполне достаточно, чтобы померкла её значимость. Поэтому, взрослея, значимость начинают искать вне Жизни.   Преобразование из девочки в бабушку лежит через длинное турне под названием Опыт. И где-то в ходе «путешествия» придётся осознать, что ничего нельзя удержать и что вечного ничего нет. Эту истину интуитивно чуешь с самого рождения. Но однажды смысл, который постоянно присутствовал только лёгкой взвесью, неожиданно обрушится полным и ясным пониманием. ВСЁ ЗАКОНЧИТСЯ. Любые обретения неизбежно перейдут в потери. Следовательно, всегда существует момент, когда «последний раз» трансформируется в «абсолютный финал». Т.е. в какой-то день детская игрушка привычно ляжет в коробку, чтобы остаться там уже навсегда. Любимая рубашка забыто повиснет на вешалке до самой утилизации. А в метро двое скажут друг другу «до встречи», не зная, что повода для встречи больше не случится. Жизнь – это бесконечный процесс расставания. Мы хронически грустим об ушедшем, но учимся привыкать к "отливам". Успокаивает то, что по общей схеме закончится и всё плохое. Тем не менее, обнажившаяся, при этом суть собственной временной материальности уж слишком ошеломляет. Вот так сидишь в летнем парке, приятно листая очередную страницу своего дня, и вдруг мысль:  тук-тук – а сколько там ещё осталось "дочитать"? Опа! Дочитать... В детстве мне всегда было непонятно, что происходит с героями из книг потом... после эпилога. (?) Куда исчезает тот огромный мир, который заключён в Начало и Конец? Сегодня мне всё так же недоступно, где находится эта глобальная библиотека человеческих лет. Кто и для кого читает наши «сказки»? Казалось бы, по логике, осознание конечности должно полностью парализовать, навсегда обессмысливая бытие. Но странным образом это подталкивает к обратному. Заставляет выдергивать себя из бессознательного потока, чтобы сфокусироваться. Услышать звуки. Услышать запахи. Заметить девочку и смешных воробьёв, дерущихся за крошки. Увидеть бабушку, постигшую дзен. И, наконец, свести все искомые смыслы к одной возможности – Жить. "

Отрывок.

2020г

Показать полностью
Импрессионизм

Расположение: Выставочный зал

Опубликовано 22 августа 2022

Просмотров: 531

Другие работы автора Далее
Лета край

В парке или мemento mori

Техника: Бумага, Акварель
27х39см
2020 г.

Комментарии загружаются. Пожалуйста, подождите...

Впервые здесь?
Помощь по сайту